Италия с гидом
Римское милосердие
В питерском Эрмитаже есть картина Рубенса, сюжет которой всегда останавливает посетителей. Картина, написанная маслом, называется «Римское милосердие» или «Отцелюбие римлянки». На ней изображена молодая женщина, которая кормит грудью старика. Это полотно вызывает самые противоречивые чувства: удивляет, поражает, кого-то возмущает, у кого вызывает неприязнь. При этом картина заставляет глубоко задуматься: кроме Рубенса, к теме этого скандального сюжета обращались еще десятки художников, особенно часто – мастера итальянской живописи.

Древнеримская легенда

Тема отцелюбия римлянки рождена древней римской легендой. О ней впервые упомянул в своих сочинениях один из римских писателей Валерий Максим, живший в начале первого тысячелетия во времена правления императора Тиберия.

Легенда гласит, что некий римлянин Цимон (Кимон), приговоренный к смертной казни, сидел в тюрьме в ожидании исполнения приговора. Тюремщики, считая, что старик и сам умрет, если его не кормить, перестали давать ему еду.

Его дочери Перо было разрешено ежедневно навещать отца, убирать за ним, поить водой, но ей было запрещено приносить с собой еду. Дочь, недавно родившая ребенка, у которой была лактация, не могла спокойно смотреть на голодные страдания изможденного Цимона. Она решила тайно подкармливать его своим молоком.

В те времена кормление взрослого человека считалось инцестом, своего родителя –кровосмешением. Но дочь под страхом собственной смерти рисковала во имя отца.

Прошел месяц, другой, а старик так и не умер от голода. Стражники, решившие понаблюдать за ним, увидели, что дочь кормит грудью своего отца. Палачи сообщили об этом коллегии судей, которых так поразил поступок любящей дочери, что они помиловали и дочь, и отца. Так дочь, практически жертвуя собой, спасла отца.

Существует и однополая версия этого скандального сюжета. У римского писателя Плиния Старшего она трансформировался в историю матери и дочери, поившей ее своим молоком. В XIV веке история кормящей грудью дочери итальянским писателем эпохи раннего Возрождения Боккаччо также преобразилась в сюжет спасения не отца, а матери.

Отражение темы в искусстве

В Италии эта легенда считается образцовым примером дочерней любви, почитания родителей и даже римской чести. Впервые изображение дочери, кормящей отца, было обнаружено на фресках в Помпее в первом веке нашей эры. А позже тема наиболее часто появлялась в творчестве мастеров итальянской живописи, а также нидерландских художников XVI-XVIII веков.

Скандальный сюжет в разные времена вызывал неоднозначные реакции. Ряд исследователей даже посчитал обращение художников и скульпторов к данной легенде эротическими фантазиями, а саму картину – эротической лактацией.

Свои версии отцелюбия римлянки писали многие известные художники:
  • Бартел и Себальд Бехам (Германия) приблизительно в 1530 году – 6 версий данного сюжета;
  • Георг Пенч (Германия) в 1538 году;
  • Перино дель Вага (Италия) в 1605 году;
  • Караваджо (Италия) в 1606 году в огромной работе «Семь дел милосердия»;
  • Питер Пауль Рубенс (Фламандия) – три версии с 1612 года;
  • Дирк ван Бабюрен (Голландия) в 1623 году;
  • Ян Янсенс (Фламандия) в 1625 году;
  • Гаспар де Крейер (Фламандия) в 1625 году;
  • Питер ван Мол (Фламандия) 1640 году;
  • Гверчино (Италия) в 1661 году;
  • Жан-Батист Грез (Франция) в 1767 году.

Хотя легендарная тема кормящей отца дочери в последующих веках потихоньку стихала, к ней обращались намного реже, но все же она проявлялась в работах Йохана Цоффани (Германия), Барбары Краффт (Австрия), американца Рембрандта Пила.

В XX веке наиболее известной стала картина художника из Белоруссии Мая Данцига «Партизанская баллада», перекликающаяся с легендарной историей. На ней женщина с ружьем кормит грудью раненого солдата.

Одно из самых поздних творений на тему скандального сюжета – работа молодого российского художника Макса Сауко, выполненная им в 2011 году.

Плюс ребенок

Если в эпоху барокко сюжет считался своего рода аллегорией юности и старости, то позже, в период классицизма, он стал ассоциироваться с дочерним подвигом и милосердием. Однако явно сексуальный подтекст картины, смущавший людей, привел к тому, что в ряде картин появился младенец, о котором в легенде нет упоминания.

Первое появление ребенка на полотнах отмечено в XVII веке. Такая интерпретация должна была исключить намек на инцест и добавить нового смысла – как аллегории трех поколений или трех возрастных ступеней человека.

Грудной младенец или даже ребенок довольно крупных размеров, почти дошкольного возраста, встречается в работах итальянцев Чекко Браво, Карло Чиньяни и Грегорио Лаццарини, фламандца Артуса Квеллина Старшего, французов Луи Буллоня и Жана Корню, немца Иоганна Карла Лота и Иоганна Петера Вебера, голландца Адриана ван дер Верфф, венецианца Франческо Мильори.

Удивительная, шокирующая история дочери, спасшей своим грудным молоком отца от голода, независимо от ее подтекста и трактования, навеки сохранилась в истории человечества в изобразительном искусстве, как шедевр, достойный внимания.